АВТОРЫ БРЕНДИНГА ДЛЯ VDW: ОРГАНИЗАТОРЫ НАС НЕ ОГРАНИЧИВАЛИ

III СЕЗОН НЕДЕЛИ ДИЗАЙНА ВО ВЛАДИВОСТОКЕ ОБОЗНАЧЕН ТЕМОЙ #PROВОСТОК. МОЛОДЫЕ ДИЗАЙНЕРЫ ОЛЕГ СОЙКА, ЛИДА ЧАПКО И АНАСТАСИЯ АНТОШКИНА РА- БОТАЛИ НАД СОЗДАНИЕМ БРЕНДИНГА ДЛЯ VLADIVOSTOK DESIGN WEEK. МЫ ПОГОВОРИЛИ С НИМИ О ТОМ, КАК ОНИ УВИДЕЛИ ЭТУ ТЕМУ, А ТАКЖЕ О ВОЗМОЖНОСТЯХ И РАЗВИТИИ ГРАФИЧЕСКОГО ДИЗАЙНА.

― Как родилась идея именно такой графики для Vladivostok Design Week?

Анастасия: Фестиваль объединяет несколько направлений: интерьер, архитектура и графический дизайн, и нам нужно было сделать графику, которая отражает это все. Мы долго обсуждали, имеет ли тема #PROвосток отношение к Азии или нет. Пришли к тому, что PRO ― это больше профессиональный контекст, а «Восток» ― место, где мы живем. Но и про Азию здесь тоже есть, потому что она рядом и оказывает влияние на нас.

Сразу появилась идея с лепестками?

Лида: Лепестки ― только один из элементов графики, их будет много, и они раскроются на других носителях. У нас были разные идеи, мы втроем их обсуждали. Нам повезло: органи- АВТОРЫ БРЕНДИНГА ДЛЯ VDW: ОРГАНИЗАТОРЫ НАС НЕ ОГРАНИЧИВАЛИ заторы фестиваля никак не ограничивали нас, просто сказали ― сделайте, чтобы было красиво.

― Ваши работы на VDW будут смотреть коллеги ― насколько для вас это ответственно?

Олег: Невозможно сделать дизайн, который бы нравился всем. Когда я получаю задачу от клиента, ее решение должно устроить именно клиента. Будет здорово, если это понравится еще кому-то. Можно постараться угодить целевой аудитории, но нет смысла стараться угодить всем.

Анастасия: В прошлом году на фестивале было много опытных дизайнеров, они очень деликатные люди. Даже если брендинг сделан плохо, они ничего не скажут. Если мы их спросим: «А что можно улучшить, на ваш взгляд? », тогда, может быть, они поделятся своим мнением.

Лида: Оценочные суждения о дизайне ― признак либо молодости, либо непрофессионализма.

― Как относитесь к критике?

Лида: Легко сказать ― они сделали плохо, но мы ведь не знаем, какая история у проекта, какие там принимались решения, в каких условиях и почему получился такой результат. Надо всегда думать, для кого и для чего это было сделано. Нет общего дизайна, дизайн всегда существует в контексте, в рамках какой-то группы, места. Например, есть некие сосиски, и мне не нравится дизайн их упаковки, но, когда я еду на природу, я беру их с собой, чтобы пожарить на костре, потому что сами сосиски вкусные.

Анастасия: Нужно уметь различать свои личные вкусовые предпочтения и объективную работу. Есть люди, которые любят брутальный суперсовременный дизайн и считают, что все консервативное ― плохой дизайн. А он хороший, потому что отвечает требованиям технического задания и аудитории, а еще прекрасно помогает продавать продукт.

― Когда вы идете по городу, как специалисты обращаете внимание на вывески, плакаты, оцениваете их с профессиональной точки зрения?

Олег: Да, обращаю, и, на мой взгляд, в городе становится лучше с этим. Уже меньше кричащих вывесок, негармоничных шрифтов, видно, что у людей появляется насмотрен- ность и желание развиваться в этом направлении.

― Олег, вы участвовали в дизайн-кампусах Controforma в Корее и Японии ― чем отличается азиатский дизайн от русского?

Олег: Азиатский дизайн сильно отличается от нашего, во всем. Азиатский ― очень экспрессивный, яркий. Для них такая подача обычна, но для русского человека может показать- ся слишком экспериментальной. Я часто смотрю их работы, беру оттуда приемы и стараюсь адаптировать под русскую аудиторию. У азиатов свежий взгляд на обычные вещи. Допустим, в России, когда рекламируют какой-то продукт, могут добавить много лишнего ― элементы, надписи огромными буквами ― только купи. А в азиатском дизайне часто простая векторная графика, но она тебе настолько понятна, что не нужно громких слов. У нас же стараются прямо в лицо ткнуть, чтобы человек понял.

Лида: У нас разные исторические контексты. Путь нашего дизайна совсем другой. Конечно, во Владивостоке дизайн пропитывается Азией, и мы многое берем оттуда, я надеюсь, что берем.

― Какими своими проектами вы гордитесь?

Анастасия: Каждый следующий проект нравится мне больше, чем предыдущий. Мне интересно заниматься дополненной реальностью и 3D-графикой. Например, недавно я создала инстаграм-игру для местного эндуро-сообщества, в ламповом стиле, с пиксель-артом. Меня радует, что в нее играют, постоянно растут охваты. Я люблю дополненную реальность, это та научная фантастика, которую я читала в детстве, и сейчас на моих глазах она реализуется, меня это вдохновляет.

Лида: Один из любимых проектов, где я как дизайнер все реализовала, ― пекарня «Хруст»: брендинг, концепцию, фото стиль, согласование интерьерных деталей.

Олег: У меня с гордостью, наверное, все неправильно. Если я иду с друзьями по улице и они замечают, что висит баннер или вывеска, сделанные мною, то спрашивают: «Гордишься, что висит твоя работа? » А я за свои работы не испытываю гордо- сти, меня не распирает, максимум, что может быть, ― мне не стыдно за эту работу и на том спасибо. Если брать из того, что я делал, мне нравится проект «Проф-союз», это компания, которая занимается производством металлических изделий. Чтобы выделить их среди конкурентов, я предложил сумасшедшую идею для логотипа: соединение двух труб с помощью перелива- ющегося сварочного шва, это выглядит необычно. Коллеги не поняли сначала, но клиенту понравилось. Агентство, где я работаю, выставило работу на Vladivostok Design Week три года назад. Многие люди подходили к логотипу ― одни спрашивали «Что это? », другие критиковали, третьи говорили ― «Круто! ». Не важно, какое отношение было у людей, приятно, что проект их цеплял, равнодушных не было.

― Как считаете, прокрастинация свойственна всем творческим людям?

Анастасия: Слово «дедлайн» очень мотивирует!

Лида: У всех разные способы выжать из себя работу. Есть дизайнеры, которые дотягивают до дедлайна, чтобы у них выработался адреналин и на нем они что-то создают. Это как инструмент. Иногда я тоже так делаю. У меня есть прием, когда я обманываю свой мозг ― говорю: «Мы ничего не будем сейчас делать, только посмотрим письмо». Потом я, конечно, втягиваюсь и делаю работу. Знаете, как я себя вытаскиваю из прокрастинации? Мне очень интересно, что у меня получится. Нет варианта, что ничего не выйдет, для меня невозможно не сдать проект. Я знаю, что к такой-то дате работа будет мною выполнена, и мне так интересно, как я это сделаю. Это игра.

Олег: Я с таким редко сталкиваюсь. Если чувствую, что у меня нет на какую-то задачу сил и желания, то пока не берусь за нее, иначе сделаю только хуже. Лучше отдохну и потом со свежими силами возьмусь за следующий проект, который ко мне придет. Мне не нравится это чувство, когда ты должен что-то сделать, но не можешь и в итоге выдаешь результат, который не нравится, начинаешь винить себя. Это касается фриланса, но если такая ситуация происходит в агентстве, то просто приходится выдавливать из себя идеи.

Анастасия: Причины для прокрастинации могут быть разные. Может, человек действительно устал, не выспался, поругался, у него нет физических сил что-то делать, а он себя заставляет, потому что надо, хотя нужно просто отдохнуть. У дизайнеров часто случается ― они откладывают какой-то разговор, потому что им некомфортно и страшно общаться с людьми. А еще это может быть просто пауза, когда ты заки- нул в свой мозг информацию, но он пока не выдал результат, но работа идет.

Поделитесь с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *